Главная » 2018 » Июнь » 8 » ВЕЛИКИЙ СЫН АЛАША

ВЕЛИКИЙ СЫН АЛАША

08.06.2018 в 12:40 просмотров: 179 комментариев: 0
Бухар жырау, как и другие жырау, прославившие казахскую литературу XV-XVIII веков, был мудрым наставником ханов. Ведь издавна к слову жырау, исполнявших также множество социальных функций в кочевом обществе, внимательно прислушивались в народе, с ними советовались по важнейшим вопросам.

Порой их почитали больше, чем самих ханов, так как жырау, обладавшие даром ясновидения и пророчества, слыли абызами - самыми мудрыми, вещими среди соплеменников, обладая знаниями, не доступными прочим смертным, в том числе и о послезавтрашнем дне. Они, хранившие в себе тайны бытия рода человеческого, как ярко показывает жизнь Бухар жырау, объясняли таинственные явления природы, толковали сны, разъясняли народные приметы, предсказывали ход политических, социальных и иных процессов. 
По народным преданиям, когда Аблай и предводители ополчения собирались в поход, они шли к жырау, и те (чаще других – Бухар), предвидя исход, разрешали или запрещали осуществить задуманное. Жырау не только имели «право совета» при хане - за ними было решающее слово. При этом не только хан и его военачальники, но и предводители казахского ополчения обращались к ним: «Раз Кабанбай, Богенбай и другие батыры прибыли в ставку Аблая, - говорится в одном из преданий. – Они пошли к Бухару послушать, что он скажет, спросить, каков будет поход. И только когда Бухар разрешил, сели на коней». 
Так, согласно преданию, Аблай хан наибольшее уважение и даже страх испытывал именно «перед Бухаром-прорицателем, в вещей песне раскрывающим людям будущее. Бухар предсказывал Аблаю маршруты и счастливые дни походов, толковал ханские сны». 
В частности, свидетельством веры Аблай хана в магическую силу предсказаний Бухара является прорицание жырау Аблай хану о судьбе разведывательных отрядов Джанатая и Богенбая, записанное Шоканом Уалихановым: «Аблай хан в одном набеге на джунгаров отправил вперед для разведывания 1000 человек, разделив на два отряда под начальством двух храбрых батыров: карабужур канджигалинца Джанатая и из того же рода Богенбая - старшего. Батыры долго не возвращались; Аблай начал беспокоиться не на шутку; о судьбе батыров спросил у барда (певца) своего Бухара жырау: «Что случилось с моими молодцами и отчего они так долго не возвращаются?» Бухар отвечал: «Джанатай пройдет через Талкын, Богенбай пройдет Кульджаном. А Хан-Баба назад прибежит. У Джанатаева Талкына проходы тесны и опасны». Джанатай мой в беду попался, думает Аблай. «Джанатай пойдет, пройдет в улусы и возьмет, от края оторвет. Джанатаем взятую белолицую девицу хан Аблай-султан да возьмет». Сам Аблай говорит, что только однажды, именно тогда, когда сбылось это предсказание, ему казалось, что «от радости макушка его задевает небо». 
Действительно, как и предсказал Бухар жырау, Джанатай миновал Талкын, военную крепость около Хорезма. Богенбай попал в засаду, но, проявив ловкость и отвагу, как и батыр Кульджан, вырвался из рук врага. Бывший с ним хан Баба, сын знаменитого Барака, поплутав в степи, вернулся назад. 
Ведь истинный поэт, по утверждению аль-Фараби, видит и слышит то, что недоступно зрению и слуху обыкновенных людей. При этом особый дар поэтической импровизации Бухара, поражавший многими прозрениями в будущее, в народе считали вещим. Современники поэта считали, что у Бухара волшебный язык, отмечал первый биограф и собиратель творческого наследия Бухар жырау, известный казахский просветитель, родной потомок поэта по материнской линии Мәшһүр Жүсіп Көпеев (1858-1931), он будто бы не говорил никогда просто, а всегда стихами, в рифму. 
При этом поэт, «Әулие көмекей» («Святая гортань»), как Бухар жырау называли в народе, обладал уникальным даром превращать в поэзию все, что он видел, чувствовал, ощущал. «Во времена Бухара вплетение импровизированного стиха в повседневную разговорную речь было характерным для всех – в этой связи отмечается исследователями. 
В таких условиях только особая импровизаторская одаренность могла выделить и выделила Бухара, на что и указывает прозвище «Әулие көмекей». Примечательно, что никого из его предшественников, ни из современников и впоследствии никого из казахских поэтов не называли в народе этим трепетным сочетанием – «Святая гортань». 
Золотой страницей в жизни казахского народа названа встреча Бухар жырау с ханом Аблаем, видевшими свое общее призвание в том, чтобы верой и правдой служить своему народу в годы одного из труднейших периодов в его истории. Бухар жырау, поражавший соплеменников необъятной эрудицией, совершенством поэтической мысли и величием характера, прожил уже шестьдесят лет нелегкой жизни, когда среди правителей казахских жузов выдвинулся султан Аблай, приблизивший к себе знаменитого поэта. Бухар жырау увидел в Аблай хане историческую личность, обладавшую огромной внутренней силой, смело шедшую избранным путем, увлекая за собой многочисленные казахские роды и племена. В одном из посвящений Аблай хану поэт говорит: 
Сидя на золотом троне, 
Объединил все три жуза. 
Сиротам, вдовам и бедным 
Не делал никакого зла. 
Справедливость была 
твоим лозунгом, 
Лишь добрыми делами 
отличался ты. 
С приходом к власти Аблай хана Бухар жырау, на плечи которого также легло нелегкое ответственное бремя - «восстановить связь времен», возвращается к государственным делам. Во времена грозных испытаний, выпавших на долю Алаша, для жырау на первом плане стоят национальные интересы, объединение разрозненных племен. Являясь главным советником хана и одним из авторитетнейших биев, Бухар жырау, отличавшийся независимостью суждений, играл важную роль в разрешении крупных проблем жизни казахского народа. «Он был не только акыном, - отмечал в этой связи видный казахский литературовед Е. Исмаилов, – но и вершителем судеб страны по очень многим вопросам». С этого времени Бухар был признан не только всеказахским жырау, но и стал наставником султана Аблая, а с 1771 года - главным советником хана Среднего жуза Аблая. Оба они, движимые патриотическими чувствами, мечтали об объединении многочисленных казахских племен в единое сильное государство. 
Бухар с поразительной проницательностью угадал политического гения Аблая, искренне поверив в его дар выдающегося государственного деятеля. Все творения Бухар жырау, адресованные Аблаю, по словам Мухтара Магауина: «по сути, посвящены всему народу Алаша. Эти искрометные, всегда несущие правду произведения быстро распространялись в стране, заучивались людьми; они не только восхваляли Аблая, но и поднимали дух казахов, служили укреплению национального самосознания, способствовали единению народа». 
Взошла звезда удачи над тобой, 
И повалил народ к тебе толпой, 
И Алаши, твой 
каждый жест любя, 
Взирают, как на Бога, на тебя. 
Кого накажешь, а кого простишь. 
И жизнь твоя 
– как утренняя тишь. 
До поднебесных, голубых высот 
Могущественный голос достает. 
Разрабатывая основы дипломатической стратегии государства, Бухар, на основе детального осмысления геополитического положения и перспектив исторического развития Казахского ханства, советует Аблай хану выбрать путь мира и нейтрального самостоятельного политического развития страны, избегать крайностей и авантюризма во внешней политике. Благодаря активной внутри- и внешнеполитической деятельности Аблая при всемерной поддержке Бухар жырау, ратовавшего за политику сохранения мирного сосуществования и тесных дипломатических отношений с могущественными соседями – Российской империей и Цинской империей (Китаем) –самым большим государством Азии, Казахское ханство превратилось в относительно мощное и единое государство. 
И прежде всего Бухар жырау всегда указывал на необходимость мира с Россией. Например, согласно одному из народных преданий, однажды Аблай собрал войско, чтобы напасть на русские пограничные крепости. Бухар жырау выступил против этого плана, старался остановить хана, не отступавшего от своего первоначального военного плана. 
Откуда смелость взял, 
чтобы, смеша детей, 
Запальчиво идти 
на штурм крепостей? 
Ты жалок и смешон 
с затылка до пяты - 
И пятки Кабанбая ведь 
не стоишь ты. 
Ты вздора не мели, 
воришка, мелкий плут, 
На русских не зови 
в поход наш мирный люд! 
После этих гневных слов, высказанных в лицо Аблай хану, Бухар покинул его и со своими приближенными перекочевал к большому соленому озеру недалеко от Иртыша. Поставив юрту, он находился здесь до тех пор, пока Аблай хан не послал к нему людей с сообщением, что отказывается от намерений военного похода. 
Необходимость мирной политики Аблай хана, установления дружественных отношений с соседями отражают и следующие строки Бухар жырау: 
Нет жарче костра, 
коль из колючки зажжен, 
Нет лучше калмычки 
средь самых прекрасных из жен. 
И лучшей земли, 
чем казахская, помните, нету. 
И имейте друзей 
по всему необъятному свету! 
Аблай хан со своей стороны увидел в лице поэта глубокого мыслителя, подлинного певца своего народа, истинного выразителя его дум и чаяний. Зная настоящую цену суеверному уважению, с каким его подданные относились к Бухару, Аблай прибегает к услугам своего советника для налаживания отношений с вышедшими из-под власти хана племенами и родами Алаша. Ведь и Бухар жырау мечтает об объединении разрозненных племен казахского народа под началом единого сильного государства с одним центром. Поэтому, считая Аблай хана способным претворить в жизнь эту мечту, Бухар жырау всячески поддерживает его в своих действиях и песнях, ведет неустанную борьбу за укрепление сильной и авторитетной централизованной ханской власти. И авторитет Бухара-советника признается Аблай ханом как «нечто узаконенное обычаем и неоспоримое, – отмечается исследователями. – Словом, влияние Бухара на хана было так велико, что от него во многом зависела ханская политика». 
(Продолжение следует). 
Кабдулсамих АЙТХОЖИН, 
доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой конституционного, международного права и таможенного дела Евразийской юридической академии им. Д.А. Кунаева. 
(inkaraganda.kz).
Фотографии по теме
Комментарии 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright © 2014 ZhezVestnik. Сделать бесплатный сайт с uCoz