Главная » 2018 » Август » 3 » ВЕЛИКИЙ СЫН АЛАША

ВЕЛИКИЙ СЫН АЛАША

03.08.2018 в 06:43 просмотров: 72 комментариев: 0
Продолжение

Бухар жырау, обладавший талантом воссоздания социально-политического колорита настоящего, поэтическим даром обрисовки характеров, в своих произведениях глубоко отразил особенный облик героических личностей своей эпохи (Богенбай батыра, Кабанбай батыра, Наурызбай батыра и других), наделенных сильными чувствами. Его герои, судьбы которых, взятые вместе, составляли судьбу народа и Отчизны в целом, включены в поток больших исторических событий, великих трагических испытаний, течением которых и определялись их устремления.

Героическое время формирует героические характеры. Отражая эпическое величие батыров, их силу и богатырский размах, жырау показывает их слияние со стремлениями всего народа, замечательные подвиги батыров, воодушевленных любовью к Родине. Славные деяния степных героев, достойных называться настоящими сынами казахского народа, поэт ставит в пример будущим поколениям. Великие батыры не покладая рук трудились на благо родной страны, с оружием в руках защищали ее, до конца отдавали свои силы за честь и достоинство Алаша.
Бухар жырау, полноправный субъект своей исторической эпохи, как и его выдающиеся предшественники, духовный облик которых определяла живая внутренняя связь с народом, глубоко национален. И тема судьбы Алаша, его прошлого и будущего получила разностороннее освещение во многих произведениях поэта, в которых мы видим главное, всепоглощающее чувство поэта – беззаветную любовь к Родине, родному народу. Он, как и другие великие его современники – Ахтамберды жырау (1675-1768), Кожаберген жырау (1663-1763), Умбетей жырау (1706-1778) – плоть от плоти казахского народа, верным сыном которого он был. Примечательно, что в истории казахской поэзии трудно найти время, когда судьбы великих поэтов так эпохально и тесно переплетались бы с судьбой Алаша. И, возможно, не было мук душевных и физических, через которые не прошли бы поэты, разделившие трагическую судьбу народа в годы его «Ақтабан шұбырынды» – «Великого бедствия» и выстрадавшие, вопреки суровым невзгодам народной судьбы, долгожданную общую победу над беспощадным врагом. 
Произведения Бухар жырау, большого художника слова, неся на себе отпечаток современной ему эпохи, являются животрепещущим портретом огромного мира, в котором жил и действовал казахский народ. Подлинный мастер человековедения, он, рисуя множество разнообразных характеров и судеб, помогает понять суть сложных процессов в кочевом обществе, дает увидеть то, что творилось в сокровенных глубинах души народа в драматический период его истории. Не было такой жизненной проблемы, которая бы не интересовала его, глубоко и искренне воспринимавшего народные нужды и интересы.

Пусть первой заботой будет у вас –
Не слышать злоречья
в недобрый час.
Второю заботой пусть будет у вас –
Влюбленную со звездами глаз,
Хрупкую, словно цветок на лугу,
Не дать на глумление злому врагу. 
Третьей заботой пусть будет у вас –
Оружье держать для врагов
про запас.
Четвертой заботой пусть будет у вас –
Честь матери, чистую, словно алмаз,
Не дать растоптать лиходею-врагу,
Вражьему кованому сапогу.
Забота забот –  от врагов ограждать
Всех нас воспитавшую Родину-мать.

Поэзия Бухар жырау, свидетельствуя о многогранности связей его творчества с жизнью, впитала в себя все самое прекрасное, что родилось под небом его необъятной родины, сохраняя традиции поэзии древних жырау, пропитанной глубочайшим космизмом духа казахского народа. Творения поэта, написанные кистью мощной и темпераментной, создавались в форме толгау – философско-назидательных размышлений. Они богаты художественными образами, насыщены ярчайшими красками, обладая колоссальной силой эмоционального воздействия. При этом точность, верность передачи национального колорита и деталей жизнедеятельности народа, какой ее Бухар жырау сумел показать в своих произведениях, не могут не вызывать восхищения, обретая вечность силою гениального поэтического слова.
По свидетельствам, Бухар жырау не был счастлив в личной жизни, но вся казахская земля была ему домом, семьей и родным очагом. Его жизнью была Родина, вместилище его мятущейся души, ставшая источником его неиссякаемого поэтического творчества. Он хорошо знал жизнь простого народа, относился к нему с искренней симпатией, помогая обрести ему свое человеческое достоинство, полноту и смысл бытия в условиях драматического периода истории. Поэтому в творениях летописца живет не только тысячелетняя история казахского народа, но и его великое будущее, в которое верит всей своей душой Бухар жырау. По сути, его творчество, полное яркой образности, глубины и тонкости наблюдений, – одна из замечательных страниц поэтической истории.

Пусть скажут, 
что сдружились меж собой,
Забыв вражду былую, баев дети.
Пусть входят в дом веселою толпой –
Счастливей их нет никого на свете.

Бухар жырау был глубоко верующим человеком, верным последователем ислама. По строкам поэта видно, что он получил превосходное мусульманское образование:

Кто говорит – об Аллахе скажи,
Об имени светлом Его скажи,
Скажи, как мускаф открыл нам мир,
О слове Аллаха – Коране – скажи,
Если небо дало тебе речь,
О вере, спасающей от терзаний, скажи!
Если ты не мусульманин 
до глубины души,
Нечего себя правоверным считать.

Традиционной темой для жырау, глубоко знавшего тюркскую поэзию, было и поэтическое сопоставление различных возрастных периодов. Поэтом, очень чутким к течению быстротечной человеческой жизни, изображаются состояния души в разных возрастах. Так, в толгау, в значительной мере автобиографичных и наполненных подкупающей искренностью, поэт сожалеет о прошедшей беззаботной молодости, «буранных двадцати пяти»:
О, былые двадцать пять!
Горячили кровь мою…
В двадцать пять, ах, в двадцать пять
Ту, что любишь, умыкнешь!

В других строках толгау, полных печали, он размышляет о превратностях судьбы в пожилом и старческом возрасте:
А в семьдесят – не дед уже,
а пращур.
Живешь былым уже –
не настоящим.
Ведь семьдесят – пустой, холодный ветер,
Болезни каждодневно
приносящий. …
Погасят в теле дух твой годы эти,
Ведь девяносто пять – да, это сети!
Жизнь – униженье.
А захочешь прыгнуть –
Перед тобою ров и иглы-ветви.
Лишь ступишь шаг – и,
словно камня груда,
Ты рухнешь в ров, 
ров задрожит от гуда.
Там озеро, пустыня нежилая –
Никто не возвращается оттуда.

Неизбывной болью и состраданием проникнуты эти поэтические строки, согретые живым чувством. Но поэт, тонко ощущающий величие бытия, всецело убежден: человек силен духом. Как бы трагически ни складывались обстоятельства, какие бы ни случались беды, Бухар жырау верит в торжество жизни, советуя человеку быть достойным каждого своего возраста. Никакие невзгоды не могут сломить, заставить признать свое поражение:

Хоть последний к нему 
и приблизится срок,
Хоть и смерть занесет 
над ним грозный клинок,
Хоть останется он, 
сил лишенный, стоять,
Ослепленный, ступивший 
на смертный порог, –
Все равно не оставит надежд человек!

Одна из важных сторон творчества поэта состоит в том, что его произведения неразрывно связаны с историческими явлениями. При этом многие стихи жырау, непосредственного свидетеля многих событий своего времени, как ярчайшего голоса своего века, динамичны и полны напряжения. Исторические и иные социальные явления даны в их движении, изменении, противоречивых тенденциях непростого времени. Нестабильный и переменчивый характер своей эпохи поэт воспринимает как вполне закономерное явление, отмечая, что в мире нет ничего вечного, – подвержена изменениям не только жизнь народа, но и сама природа.

Не говори, что над всей землей
Луна никогда не зайдет,
Что озеро, сколько воды ни пей,
Своих не утратит вод.
Не говори, что на пустыре
Курай не растет, где бродит кулан.
Не говори: где курая нет,
Не будет бродить кулан.

Глубина мысли, пророческое воззрение наделяют поэта способностью распознавать тайные пружины истории. Бухар жырау, всегда смотревший на жизнь в упор, чувствовал, как пульсирует время, обращенное из прошлого в будущее. Это и позволяло ему видеть дальше, за частностями улавливать общее, за изменениями формы – движение сущности социальных явлений. В творчестве поэта, видевшего берега широкого исторического потока, ярко выразилось и предчувствие огромных потрясений, предстоявших народу в последующие столетия. В частности, эта тема звучит в размышлении-толгау «Черные глубокие дороги», наполненном болью и тревогой:

Вся земля, что около Сузака,
Не казахов нынче, ты подумай.
Есть земля, да не твоя, однако…
Почему уходишь ты, подумай.

Бухар жырау – поэт удивительного богатства, разнообразия и полноты жизни. При этом жизнь и поэзия не распадались у него на два отдельных мира: его бытие было его поэзией, его поэзией была его жизнь. В глазах современников Бухар жырау, в совершенстве владевший искусством красноречия, был таким же живым воплощением поэтического начала, каким был для казахской поэзии в XV веке легендарный Асан Кайгы. Как известно, поэтам неизменно служила верным компасом среди социальных и житейских бурь непреклонная вера в то, что для Алаша рано или поздно наступит время благоденствия и справедливости. Примечательно, что оба они мечтали об обетованной земле «Жер-Уюк» (Жидели Байсын), где:
Поздно уносит там смерть людей,
Овцы в год дважды ягнятся.
Для благоденствия жен и детей
Надо туда отправляться.

Кабдулсамих АЙТХОЖИН, 
доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой конституционного, международного права и таможенного дела Евразийской юридической академии
им. Д.А. Кунаева. 
(inkaraganda.kz).
Фотографии по теме
Комментарии 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright © 2014 ZhezVestnik. Сделать бесплатный сайт с uCoz